Грязная правда
Понедельник, 21.08.2017, 15:45
Приветствую Вас Гость | RSS
 
Главная РегистрацияВход
Меню сайта
Категории раздела
НОВОСТИ [148]
Наиболее важные новости
АНАЛИТИКА [219]
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО [368]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » 2010 » Сентябрь » 16 » В России сложно усыновить ребенка

МЕДПРАВДА. Для тех, кто хочет долго жить
19:41
В России сложно усыновить ребенка

В России приемным детям трудно найти своих биологических родителей. Мешает закон о тайне усыновления. Психологи и юристы считают, что его пора отменить

Наталье Покровской из Владивостока с раннего детства снились странные сны. В них девушка видела, что живет в незнакомом городе, у нее есть младший брат Коля, черноглазый и круглолицый. А мама — не ее мама, а совершенно другая женщина. Такие сны ее очень беспокоили. Десять лет назад она нашла письмо, в котором мама рассказывала подруге, что Наташа — «приемыш». Так девушка узнала, что ее взяли из детского дома. 

Сны оказались воспоминаниями о том, как Наталья жила до пяти лет. «Я помнила и детский дом, и своего родного брата, но приемные мама и папа убедили меня, что эти воспоминания не больше чем мои фантазии. Как же я мучилась от этого! Чувствовала, что либо они мне лгут, либо я сумасшедшая», — рассказывает 28-летняя Наталья. После того как она предъявила матери письмо, та с раздражением призналась: настоящее имя Натальи — Надежда. Она появилась на свет в небольшом городе Архангельской области. У нее действительно есть младший брат Коля, о котором ничего не было известно. Своего брата девушка искала несколько лет. Ей пришлось получить разрешение от матери, чтобы органы опеки раскрыли его новую фамилию и адрес. Мама сделала это только после долгих уговоров. Брат и сестра встретились спустя несколько лет после начала поисков. «Чудо, что нам удалось это сделать! Зачем нужна тайна усыновления? Вранье это, и ничего больше!» — сердится Наталья. 

С ней согласны психологи и юристы, которые работают с приемными семьями. «Статья №139 "Тайна усыновления” Семейного кодекса противоречит Конвенции ООН о правах ребенка, где говорится, что дети имеют право знать своих родителей», — утверждает юрист Ольга Будаева. В Европе и США нет закона о тайне усыновления, а в Америке принято «открытое усыновление» — когда биологическая мать еще до его рождения может сама выбрать своему малышу приемных родителей. Более того, американские приемные родители стараются сохранить связь с биологическими родственниками ребенка: это полезно и для психического, и для физического его здоровья. В России тоже появилась такая тенденция. «Наши люди все чаще и чаще выбирают открытое усыновление. Таких, по моим наблюдениям, больше 50%», — говорит психолог Людмила Петрановская. По ее мнению, в тайне усыновления нет никаких плюсов. Одни минусы. 

Сейчас никто, кроме родителей, не имеет права сообщать какие-либо сведения об усыновлении. По этой причине без активного содействия приемных мамы и папы ребенку очень сложно что-то узнать о своих биологических родственниках. Трудности в их поиске — не единственная проблема детей, усыновленных в закрытом формате. На протяжении всей жизни у них много психологических трудностей. 

«Родители, которые скрывают от ребенка, что он приемный, постоянно находятся в напряжении. Малыш чувствует это, и ему начинает казаться, что с ним что-то не так. Он становится тревожным или агрессивным», — рассказывает Петрановская. Чем меньше лет ребенку, тем легче он отнесется к тому факту, что между ним и родителями нет кровного родства. Хуже всего, когда тайна открывается в подростковом возрасте. «Есть случаи, когда подростки, узнав, что они неродные, покушались на свою жизнь. Это такой сложный возраст, когда мозги уже работают, а психика еще очень нестабильна», — говорит Будаева. 

32- летняя москвичка Ирина Туманова узнала, что она приемная дочь, в тринадцать лет. «Это был один из самых сложных дней в моей жизни», — вспоминает Ирина. Она случайно нашла свидетельство об удочерении и несколько дней плакала не выходя из своей комнаты. Потом решилась поговорить с бабушкой. Маме было трудно даже посмотреть в глаза. «Я чувствовала, как будто прожила не свою жизнь», — говорит Ирина. 

Она решила найти своих биологических родителей и потратила на это несколько лет. К тому времени как Ирина вышла на след своей семьи, ее родители уже умерли. «Зато мы встретились с сестрой. Она очень дорогой мне человек. Но если бы я нашла ее на десять лет раньше, то мы смогли бы стать еще ближе. Зачем приемные мама и папа так долго скрывали от меня правду?» — недоумевает Ирина. Приемная мама ответила ейе, что боялась косых взглядов соседей и осуждения коллег. Сейчас Ирина практически не общается со своей приемной семьей — не может простить лжи. Родная сестра Света стала единственным близким ей человеком. Свету Ирина нашла случайно. Сначала она позвонила в детский дом, где сестры жили до удочерения, но с ней отказались даже разговаривать. Помогла известная социальная сеть и то, что сестры очень похожи внешне. История Светы и Ирины — скорее счастливое исключение. Люди, которые хотят найти своих биологических родственников, часто натыкаются на бюрократические препоны и вовсе отказываются от поисков. 

Владелец частного детективного агентства Андрей говорит, что дела о поиске родных отца и матери — самые непростые в его практике. Детям после усыновления чаще всего меняют имена и фамилии, многие родители предпочитают брать ребенка из другого города или региона. «По моему опыту, получить такую информацию очень сложно. Приходится делать, скажем так, существенные денежные вложения. Я всегда своим клиентам советую убедить помочь приемных родителей, но, знаете, в семьях разные бывают отношения», — рассказывает детектив. 

Приемные родители 26-летнего петербуржца Ильи Сорина категорически отказались помогать ему в поиске родной семьи. Олег нанял трех частных детективов. Он выяснил, что родители умерли, но у него есть младшая сестра, которую ее приемные родители увезли из Петербурга на юг страны. Девушка нигде официально не работала, о ней не было никакой информации в интернете, после недолгого замужества она сменила фамилию. Илья искал сестру три года. Первая их встреча состоялась у пивного ларька, где сестра мычащим голосом просила «на опохмелиться». В семнадцать лет девушка сбежала из приемной семьи, потом вернулась, вышла замуж и снова исчезла. Илья перевез сестру в Петербург, снял ей комнату, лечит от алкоголизма. На вопросы друзей «на хрен тебе такая родственница?» Илья отвечает: «У нас с ней глаза одинаковые. Вот и все». 

«Приемным детям чуть ли не на протяжении всей жизни нужна помощь и сопровождение специалистов», — утверждает Петрановская. Пока таких специалистов очень мало, и такие дети начинают сами помогать друг другу. Наталья Покровская, найдя своего брата, создала в ЖЖ сообщество приемных детей и делится с ними опытом, в том числе поиска родственников. В Европе и США такие сообщества существуют уже давно. Есть даже объединения приемных детей по национальному признаку: из Китая, Индии и Африки. От своего приемного сына Наталья не скрывает его происхождение. Она готова помочь ему найти биологическую мать, если у мальчика возникнет такое желание. Скорее всего, оно возникнет. 

Психологи объясняют желание найти родную семью потребностью человека ответить на вопрос «кто я такой?». «У всех детей, от которых скрывают факт усыновления, есть смутное ощущение, что с ними что-то не так», — говорит Петрановская. 

Нельзя забывать, что девять месяцев ребенок находился в физическом и эмоциональном контакте со своей родной матерью, отмечает психолог Мария Егорова. Это так называемый невербальный период, и его влияние на дальнейшую жизнь человека нельзя преуменьшать. Разрыв с матерью и так проходит для ребенка очень болезненно. И еще хуже, если его заставляют об этом забыть. 

Пятнадцатилетняя москвичка Елена Рыжова росла в приемной семье. Родители, пожилые преподаватели, девочку очень любили и не хотели говорить ей о том, что она приемная. Боялись расстроить. В двенадцать лет Лена совершила первую попытку самоубийства. Потом было еще две. Родители отправили девочку к психологу, который посоветовал рассказать Лене правду. Более того, психолог привезла Лену в родильный дом, где девочка появилась на свет. После этого Лена успокоилась. 

Психологи в один голос повторяют, «что лучше знать, чем не знать». «На моих глазах многие приемные родители рассказывали детям правду. И всегда и детям, и маме с папой становилось легче и спокойнее», — говорит Мария Егорова. Впрочем, есть и другая точка зрения. 

Юрист Ольга Буданова не отрицает, что тайна усыновления устарела, но все же сомневается, что сейчас общество готово к отмене этого закона. Причина — в целом неуважительное отношение к тайне личной жизни. С ней согласна 35-летняя Олеся Кузина из небольшого поволжского города. Два месяца назад она удочерила шестимесячную девочку Ксюшу. Олеся сразу решила, что будет это скрывать. Кузина тщательно подготовила инсценировку своей беременности: носила накладной живот, а потом на полгода уехала к родителям в Саратов. «Я не стесняюсь того, что моя дочка по крови мне не родная, просто не хочу, чтобы мне задавали дурацкие вопросы. В нашем городишке люди простые и вечно лезут куда не надо». Впрочем, на всякий случай Олеся записала телефон и адрес биологической матери Ксюши.

Категория: АНАЛИТИКА | Просмотров: 586 | Добавил: magictr | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Вікно
  • Copyright MyCorp © 2017